Фотографии Полароид в современном изобразительном искусстве

Начиная с конца 1940-х годов, корпорация Polaroid изменит лицо современной фотографии как для массовых потребителей, так и для художников. Когда  рынок моментальной фотографии и фотокамер был первоначально нацелен на семьи и заядлых фотолюбителей, компании удалось добиться успеха в привлечении деятелей искусства через свою «Программу Поддержки Художников». Таким известным творческим личностям, как Роберт Раушенберг и Энди Уорхол, предлагались бесплатные фотоматериалы и профессиональная фотостудия. Сотрудничество приведет к десятилетиям плодотворного использования (и часто неправильного) быстро развивающейся технологии Полароид.

Портретная фотография Polaroid известного художника Энди Уорхола

Полароидный автопортрет Энди Уорхола, 1973

В начале XXI века в Polaroid произошли бурные события, после банкротства и серии запутанных продаж фирмы в настоящий момент практически не функционирует. Тем не менее, её художественное наследие подкрепляется многочисленными книгами, альбомами и обзорными выставками, такими как «Проект Полароид: на пересечении искусства и технологий». Эта выставка охватывает широкий диапазон работ, выполненных в течение десятилетий в разнообразных техниках Полароид — от прекрасных пейзажных видов Ансель Адамса в Йосемите с середины 1950-х до моментального снимка Леди Гага в 2009 Нобуёши Араки.
Подпитываясь ностальгией по пленочной и аналоговой технологии, наше коллективное увлечение Polaroid не ослабевает. С самого начала корпорация предоставляла широкие возможности для фотографического творчества любителям, авангардным экспериментаторам, фотографам-документалистам и коллажистам, а также традиционным фотографам, которые высоко оценили возможности плёнки.

Продвижение уникальных технологий Polaroid

Длинное путешествие началось с Анселя Адамса, одного из самых знаменитых фотографов в мире, который был другом ученого и соучредителя Polaroid доктора Эдвина Ланда. Адамс подписал контракт с Polaroid в 1949. «Он работал с камерами, пленками, всеми изобретениями, тестировал всё, что вышло из лабораторий», объясняет Барбара Хичкок, которая работала в маркетинговом подразделении компании в 1970-х и 80-х и кто координировал «Проект Polaroid». Адамс провел полевые испытания, высказал свои замечания и предложения, которые были использованы для улучшения новейших продуктов Polaroid, привлечения друзей и сверстников на этом пути. «Нашей целью было, — говорит Барбара, — показать, что этот инновационный фотоматериал имел великолепные характеристики и был не просто игрушкой в руках».

Черно-белая пейзажная фотография технологии Полароид, вид на горы и скалы в штате Юта, США

© Mark Klett, «Созерцание вида Muley Point», штат Юта, 1994

Первоначально Полароид производил только тонированные в сепию пленки, затем черно-белые в 1950 и цветные материалы в 1963. Некоторые модели производили многоразовые негативы, в то время как другие создавали уникальные единичные отпечатки. Для современных фотографов последний вариант оказался самым интересным.
Что именно сделало Полароид настолько соблазнительным для художников? Уильям Юинг, директор кураторских проектов для Thames & Hudson, указывает на различные факторы. «Во-первых, мгновенность — это означало немедленную реакцию и оценку, а не отправку материала в лабораторию и ожидание проявки», — говорит он. «Кроме того, цвета; все высказываются: только Полароид может дать такую цветопередачу».
Также важно, по его словам, было чувство общности — фирма Polaroid заставила чувствовать фотографов оценёнными. «Я думаю, что фотохудожники также чувствовали, что они владели самой передовой техникой», — добавляет он.
В то же время, технология Polaroid напоминает ранние безплёночные фотографические процессы — дагерротип или тинтайп, благодаря которым создавались уникальные произведения, — говорит Эрин Барнетт, директор выставок и коллекций в Международном Центре Фотографии. «Как только это стало бесконечно воспроизводимой средой, фотография отодвинулась ещё дальше от изобразительного искусства, — объясняет она. «Мне кажется, художникам понравилась идея создания единственного, невоспроизводимого объекта».
Это было особенно верно, если бы этот объект мог быть дополнен или изменен. Творческие возможности увеличились с запуском модели SX-70, которая появилась на рынке в 1972. Её самопроявляющаяся и отслаиваемая пленка могла использоваться во время и после экспозиции. «Появление SX-70 было действительно интересным для потребителей, но также рассматривалось фотографами как творческий материал, объясняет Хичкок. Эти манипуляции не всегда отмечались доктором Ландом, человеком, стоящим за самим изобретением. Он наслаждался последней разработкой как кульминацией Полароид «все-в-одном», системой простой и мгновенной проявки. Ученый рассматривал SX-70 как осуществлённую старую мечту, когда он впервые подумал о возможности мгновенной фотографии. Появляющаяся в конце фотография была законченным продуктом. Не нужно было отрывать и выбрасывать бумажку, изображения получались великолепные. Это был также самый удобный для потребителя вариант, выпущенный Polaroid. Фотоаппарат SX-70 может лежать на кухонном столе, чтобы ранним утром увидеть и сфотографировать лучи солнца на цветах.

Кровь на плёнке — творческий взрыв Полароид

Но фотографы — заведомо непредсказуемые — не всегда соблюдали правила или руководства пользования; многие из них начали изменять и перестраивать фотоаппараты, расширяя границы техники. В 1970-х произошел взрыв творчества. Для них Полароид был похож на пустой холст. Они могли добавить или вычесть, сделать что-то очень личное, что станет отпечатком того, кем они были и что чувствовали. Лукас Самарас был одним из таких художников, который благодаря небольшому творческому разрушению смог найти совершенно новый стиль, хотя неясно, нравилось ли Ланду и фирме такое вмешательство на начальном этапе. «Какими бы ни были их личные мысли, Полароид был потрясающим подарком для меня, — подтверждает Самарас.

Цветные абстрактные спецэффекты на плёнке Polaroid

© Lucas Samaras, фото-трансформация, Polaroid SX-706, 1976

Полароидная работа Самараса проходила в два этапа. Первой была серия «AutoPolaroids» с 1969 по 1971, в которой он добавил абстрактные и геометрические элементы на уже проявленные фотографии, многие из которых были автопортретами. Его серия « Photo-Transformations» 1973-76 сделала еще один шаг вперед, использовав что-то вроде технического сбоя, чтобы нарушить привычные нормы восприятия. Фотохудожник обнаружил, что ранняя пленка SX-70 может быть изменена в процессе проявки вручную или с использованием различных инструментов и приёмов. Эти экспериментальные автопортреты альтернативно психоделичны и ужасающи, представьте себе аналоговую версию функции «liquify» в Photoshop, используемую на максимальных значениях. Отдельные части тела (глаз, рот) появляются в фокусе, плавающие в космическом размытии модифицированных фотографических красителей.

Портретная фотография Polaroid африканского рыбака с большой рыбой

© Peter Beard, полароидный портрет «Нильский окунь 91 кг, озеро Рудольф, Кения», 1968

Список творцов, которые отказались быть вежливыми с плёнками Полароид, оказался длинным. В начале 1960-х Питер Берд добавлял текст, чернила, краску, а иногда и кровь к фотографической поверхности. Джон Рейтер, ставший в 1978 старшим фотографом Полароида, а затем возглавивший крупноформатную 20х24 фотостудию корпорации, также был плодовитым нарушителем. Он объединял различные техники для создания нереальных художественных композиций — использовал краску или коллажи, снимал эмульсию с листа пленки и переносил её на новую поверхность. В конце 70-х семейный дуэт Анны и Бернард Блюм обрезали и нарезали изображения с фотоаппарата SX-70, чтобы создать странные и часто тревожные коллажи.

Моментальные снимки Polaroid на службе фотографов

Конечно, не только взаимозаменяемость вызывала к нему большой интерес со стороны фотографов. В конце концов, это была мгновенная фотография, поэтому часть заслуги была в скорости и мгновенности получения изображения. Это, несомненно, привлекло итальянского фотографа Луиджи Гирри, чье плодовитое использование Полароида для фотосъёмки повседневных сцен в 1970-х и 80-х несло дух прото-Instagram (случайные, но наполненные художественностью фотоснимки). Подобная легкость в Полароидах того же периода наблюдается у Арно Баумана, который использовал технику для фотосъёмки простых, но поэтических моментов: чашка с разноцветными конфетами на столе, ярко-красные ногти женщины на фоне её желтой сумочки.

Групповое семейное фото по технологии Полароид

© Dawoud Bey, групповой портрет Polaroid, 1993

Моментальная природа Polaroid изменила правила игры для многих авторов задолго до зарождения цифровой эпохи, позволяя изменять и корректировать изображение в реальном времени. «Можно создать оригинальную фотографию за считанные минуты или часы. Вы видите готовый фотоснимок, пока предмет съёмки всё еще находится прямо перед вами. Процесс обучения был настолько быстрым, что вы могли сразу увидеть и внести изменения, которые заставили бы вашу фотографию петь», — говорит Хичкок.
Технология вознаградила фотографов, которые усердно трудились с ней в фотостудии. Начиная с 1960-х, Мари Козиндас строила сложные композиции — от натюрмортов с пучками спаржи до пышных цветочных форм, чтобы создать невероятно живописные цветные снимки. Роберт Мэпплторп серьезно влюбился в Polaroid в 1970-х, создавая впечатляющие черно-белые портреты и постановочные сцены.
Эти творческие усилия резко отличаются от методов работы Уорхола, художника, навсегда связанного с Полароидом, человека, который явно предпочитает количество качеству. Выбором Уорхола стала фотокамера «Большой Выстрел», которая использовалась для создания массива автопортретов и портретов неизвестных лиц и знаменитостей от Сильвестра Сталлоне до Дебби Гарри и Жан-Мишеля Баскиата. Превращая импровизированные снимки в произведения искусства, его моментальная фотография, в некотором роде, была нацелена на двойную аудиторию — как на массовых покупателя, так и на художников.

Современные коллекции отпечатков Polaroid

1970-е и 80-е принесли новые технологические разработки от Polaroid, наиболее заметной была фотокамера форматом 20х24 дюйма, которую позже полюбили Уильям Вегман, Чак Клоуз и Эльза Дорфман. Большинство фотографов, работающих с камерой, дарили некоторые отпечатки для коллекции Polaroid в обмен на пользование оборудованием. Тем не менее, даже негабаритные отпечатки этой фотокамеры заставляли фотографов расширять технические границы нестандартными способами.
Это видео демонстрирует процесс студийной портретной фотосъёмки с использованием фотокамеры большого формата, а также обработку листовой пленки в темной комнате.

Эллен Кэри использовала плёнку в своей новаторской фотосерии «Pulls», в которой целенаправленное неправильное обращение с проявочным процессом приводило к ярким абстрактным композициям. Взгляните на портреты Dawoud Bey форматом 20X24, которые объединяют четыре отдельные фотографии для создания единой ломанной композиции. Сетка из многочисленных изображений — эффектный художественный приём, который долго эксплуатировали пользователи Polaroid, от Дэвида Хокни до знакового альбома Jimmy DeSana 1978 Talking Heads, включающего более 500 фотографий.
Популярность Polaroid не уменьшилась в 1990-х и 2000-х. Его незрелый импровизированный дух был естественным подспорьем для современных нью-йоркских фотохудожников, таких как Дэш Сноу (который оставил около 8 000 мгновенных фотографий), а также Райана МакГинли,  демонстрирующий 1700 своих ранних поляроидов в Музее современного искусства в Денвере. Майк Броди по прозвищу «Полароид Кидд», летописец кочевых панков Америки, в 2000-х съел собаку на пользовании модели SX-70. Джереми Кост создавал искажающие перспективу поляроидные коллажи, фотографируя красивых молодых людей и представителей течения дрэг-квин.
Сотрудничество Polaroid с современными фотографами и художниками на протяжении десятилетий позволяло компании медленно собрать коллекцию из тысяч отпечатков. Но для выполнения обязательств по банкротству в 2009 этот архив, к сожалению, был раздроблен. Около 10500 работ из бывшей коллекции Polaroid теперь принадлежат анонимному владельцу; 4500 фотоснимков принадлежат галерее WestLicht в Вене; 1200 фотографий ушли с аукциона Sotheby’s в Нью-Йорке. Сегодня различные типы фотоматериалов по-прежнему доступны через проект Impossible Project, который попытался восстановить производство в 2008.
Хотя дни его славы почти сочтены, мы продолжаем разгадывать секрет популярности и магического воздействия, которое эта фотографическая технология имела на художественное воображение. «Для компании инноваций и передовых изобретений, — вспоминает Хичкок, — творчество было мантрой Полароида».